Интервью с Ильёй Воробьёвым — о «Металлурге», финале Кубка Гагарина, Кошечкине и Яковлеве

Главный тренер «Магнитки» — о хоккее, за которым будущее, фантастическом сезоне и финале с ЦСКА.

Ещё две недели назад всё шло к тому, что это будет сезон «Металлурга». Победа в регулярном чемпионате, поступательное продвижение в плей-офф, в котором «Магнитка» выбила «Барыс», действующего чемпиона «Авангард» и «Трактор», а затем вела 3-1 в финале с ЦСКА. В итоге армейцы оказались сильнее, но сезон команда всё равно провела великолепный.

Главный тренер команды Илья Воробьёв согласился дать эксклюзивное интервью «Чемпионату», в котором подвёл итоги года и наметил курс на следующий сезон. Также из этого разговора вы узнаете:

  • что помогло ЦСКА переломить серию;
  • почему серия с «Авангардом» была «качельной»;
  • откуда в нём появилось столько эмоций на скамейке;
  • о потрясающей истории Кошечкина;
  • о лидерстве Егора Яковлева;
  • о начавшейся работе в межсезонье.

Илья Воробьёв

Фото: metallurg.ru

«Были предложения от других клубов в плей-офф. Даже не стал их рассматривать»

— «Металлург» только что объявил, что вы подписали новый контракт на два года. Как проходили переговоры, насколько руководство вами довольно?
— Несколько дней назад мне позвонил президент клуба Виктор Филиппович Рашников – всё обговорили, прошли по всем деталям, я дал ответы на его вопросы. Дальше переговорами занимался агент. Благодарен клубу и президенту «Магнитки».

— Другие предложения у вас были?
— Они были, но во время плей-офф. Я даже не стал их рассматривать, потому что не смог бы смотреть ребятам в глаза.

— После плей-офф были готовы рассмотреть предложения?
— После мы уже плотно разговаривали с «Металлургом», в любом случае моим приоритетом было остаться здесь.

— Как оцените сезон?
— У нас был фантастический сезон не только в плане очков, победы в регулярке и выхода в финал. Главное — мы показывали хоккей, который давно уже ушёл, это своего рода прорыв. Не знаю, когда в последний раз такой хоккей был в КХЛ. Может, при Белоусове, а может, и вовсе не было. Единственное, что вишенка на торте оказалась подпорчена, последние три игры сезона нам не удались.

— Уже провели анализ, что произошло в финале?
— Расскажу одну ситуацию из лета 2013 года. Шёл разговор с президентом клуба о комплектации команды. Последний вопрос на повестке дня — подписывать Даниса Зарипова или нет. Президент спросил моё мнение, я ответил, что есть категория людей, которые уже выигрывали, знают и умеют это делать. Таких людей у нас на тот момент было немного, а Данис мог научить ребят и помочь нам победить. С этими словами мы подписали Даниса и пару Кубков выиграли.

ЦСКА был лучше как раз именно в таких игроках, которые прошли Олимпийские игры, чемпионаты мира, Кубки, финалы. Они были более закалёнными, не сделали ошибку в последний момент, реализовали свой шанс. К сожалению, мы в финале собрали только опыт, а не Кубок. Были близки к этому как никогда, шесть минут нам не хватило. Армейцы были намного опытнее в ключевых ситуациях. Как говорит мой старый друг Майк Кинэн, есть три стадии чемпионата – регулярка, плей-офф и финал. Финал нам не удался из-за нашей неопытности. После четырёх с половиной игр у нас пропала лазерная фокусировка.

— Сергей Фёдоров предположил, что 4:0 в третьем матче вас расслабили, а после 1:0 у вас уже не осталось козырей.
— Не думаю, что 4:0 нас расслабили, но в четвёртом матче мы уже все жилы вытянули из себя, сложно было добавить что-то сверху. Дальше ЦСКА оказался сильнее в ментальной опытности.

Для ребят это большой опыт. Знаете, после финала ко мне подходили ребята, их жёны, благодарили за сезон и серебро. Говорили: «Мы дальше первого круга никогда не проходили». Но когда титул был так близко, первый круг уже не считается. Очень обидно, что так получилось.

— Вы эту разницу в опыте чувствовали по ходу серии?
— Чувствовал, между матчами я проводил собрания, рассказывал разные истории про великих игроков и команды, приводил примеры. Но всё равно прицел немного сдвинулся. Я это видел, пытался с этим бороться. Но ЦСКА прибавил, а мы не смогли выйти на этот новый уровень. Ребята отдали абсолютно всё, но где-то не хватило ментальной жёсткости, которая приходит только с опытом больших игр.

— Эксперты в середине финала и в более ранних сериях называли «Металлург» нахальной и дерзкой командой, которая катит и чувствует огромную уверенность в себе. В какой момент это пропало?
— Не сказал бы, что мы сбавили, это ЦСКА очень сильно прибавил в солидности, перестал допускать ошибки и стал чётко реализовывать свои моменты.

— Показалось, что в концовке серии вы выглядели немного растерянным.
— Я не был растерянным. Наоборот, пытался завести ребят. По-моему, в этом сезоне я вытащил из них всё и ещё немножко. И в сезоне, и в серии с «Авангардом», когда удалось сделать нужный рывок вперёд.

«Команда больше заводилась от моих эмоций. Это и дало такого меня в этом сезоне»

— Ваши эмоции в этом сезоне – отдельная история, раньше вы были более сдержанны, а сейчас — человек-оркестр. Когда произошло это изменение и почему?
— Эту идею подала сама команда. Обычно всё переживаешь внутри, а в начале этого сезона было несколько матчей, когда мы уступали в счёте. Я начал заводить ребят на лавке, и команда среагировала.

Были другие года и команды, когда ты включал эмоции, а команда начинала больше бояться играть, сделать ошибку или лишний шаг. В этом году такая команда подобралась, что она, наоборот, больше заводилась. Это и дало такого меня в этом сезоне.

— Вам комфортно в таком новом образе?
— Главное – результат, на себя я не обращал внимания. Уже когда три четверти сезона прошло, об этом начали говорить, тогда я стал замечать, что попадаю в мемы.

— Могла бы серия сложиться иначе, если бы она шла ровно, а не 3-1?
— Она по-разному могла сложиться. Если не 3-1, может, 1-4 было бы, тут бабушка надвое сказала. Я вытащил из ребят всё в первых матчах, а после первой игры нам мало кто давал шансов.

— Проигрывать первые матчи финала – это уже ваша традиция.
— У нас ещё была традиция выигрывать седьмые матчи финала, но в этом году она сломалась.

— О чём с Фёдоровым говорили на рукопожатии?
— Сергей Викторович сделал комплимент, сказал, что у нас самобытная, очень организованная команда. У нас хорошие отношения, я поздравил его.

«В конце плей-офф Кошечкин не ходил на раскатки и тренировки, экономил силы»

— Вы говорили о многочисленных травмах, что Неколенко играл на уколах.
— У ЦСКА тоже были травмы. Мы отдали много сил и эмоций, много травм было в серии с Омском. Кто-то потом возвращался в состав, вылечивался, но не до конца. Когда доходишь до финала, команда не бывает в оптимальном физическом составе. Плечи, колени, шеи и так далее. Целых ребят было мало, но не хочу раскрывать имена, чтобы это не звучало как оправдание.

Василий Кошечкин

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Как у Маклюкова дела, он восстанавливается?
— Более или менее восстанавливается. У него на одном ухе слух упал до 50-70%, но должен восстановиться, потихоньку идёт в гору.

— Кошечкин — одна из потрясающих историй. После травмы, нескольких месяцев толком без практики, начинал в запасе, потом вышел, вкатывался достаточно непросто, а в итоге он провёл феерический плей-офф. Расскажите о нём?
— У Васи очень хорошая, правильная история. Мы его отправляли на лечение, он два месяца не играл. В феврале провёл два товарищеских матча, но всё равно не чувствовал себя на 100%, поэтому плей-офф начал Юхо. Потом из-за обстоятельств вышел Вася – он просто молодец. В последней серии или двух он даже на раскатки и тренировки перестал ходить, экономил силы. Очень хорошо отыграл плей-офф.

— Есть мнение, что если бы не отъезд Юхи, то вы могли бы не зайти так далеко в плей-офф.
— Насколько я помню, Вася уже играл, когда Юхо уехал. Мнения – это на шоу к Малахову. Никто не знает, хуже было бы или лучше. Одно точно — Вася отыграл здоровски.

— Какой был план по вратарям перед плей-офф?
— Перед началом плей-офф Вася сказал, что ещё не готов физически, поэтому мы начали с Юхо в воротах. Хотя он тоже был сложным — заболел ковидом на Олимпиаде, сыграл там только один матч, долго не имел игровой практики. Но у него не было физических недомоганий или недотренированности. Потом уже сказали Васе: «Давай. Доберёшь свой фитнес уже через игры», а скоро уже и выхода другого не было, потому что Юхо уехал.

— Юхо готов был остаться, если бы не колоссальное давление с родины?
— Насколько я знаю, у финнов был общий чат, где они все решили, что надо уехать.

— Но шведы и канадцы при этом остались.
— Кто-то уехал, кто-то решил, что хоккей и политика – это разные вещи, и остались. Наши остались.

«Авангард» вывел нас на другой уровень самоотдачи»

— Второй раунд с «Авангардом» — настоящий огонь, мотивировало дополнительно, что надо отдать им должок?
— Да, мотивировало, очень хотелось их обыграть. «Авангард» вывел нас на другой уровень в плане самоотдачи. Ребята увидели, что надо отдавать всё, чтобы взять эту серию, и тогда мы запрыгнули на следующий уровень блокирования бросков, самоотверженности. Поэтому была такая серия с запредельными нервами.

— Серию окрестили качелями – у вас есть объяснение, почему она складывалась именно так амплитудно?
— «Авангард» все три года при Бобе Хартли был очень системной командой. Если они забрасывали первыми одну-две шайбы, то спокойно закрывались, терпели и наказывали на контратаках. Убегут, ещё одну-две забросят, и до свидания. В этом они хороши, в таких ситуациях сложно было пробиться. Когда мы первые забивали, то дожимали преимущественно своей атакой.

— Вы несколько раз очень рано снимали вратаря – это в первый раз экспромт был или обдуманная тактика?
— Какой экспромт? Если тебе надо несколько шайб отыгрывать и ты понимаешь, что за 10 минут это сложно будет сделать, учитывая, как плотно обороняется соперник, то приходится искать шансы таким способом. Это оправданный риск. Какая разница – проиграешь 0:3 или 0:5? Если бы не было смысла, я бы этого не делал. А что делать – стоять и смотреть? Надо действовать, хотя бы пытаться.

— В этой серии много внимания было приковано к вам с Хартли и вашим взаимным колкостям. Для вас это было всерьёз или это была часть негласного шоу?
— Там всё было по-взрослому. Хартли меня изучал с прошлого года в плей-офф, я тоже уже знал, какие ходы он будет делать, как мэтчапы подстраивать. Разные интересные вещи, которые мы друг про друга знали. Всё было по-серьёзному и контролируемо с обеих сторон.

«Яковлев — это опора, клубообразующий игрок»

— С легионерами в этом году вы попали в яблочко – Лайпсик, Майе, Карри были лидерами, Виделль неплохо вписался.
— Огромную работу проделали Сергей Гомоляко и скаутская служба. Сейчас очень больно за проигрыш в финале, но если бы перед началом сезона кто-то сказал, что мы будем в финале и проиграем только в седьмом матче, думаю, все бы радовались. Кто только нас не втаптывал в грязь в начале сезона за нашу комплектацию! А видите, как получилось в итоге?

— Хультстрёма вы выводили из состава, потом он вернулся и заиграл сильнее. Вели с ним отдельно разговоры?
— Конечно, были разговоры, мы их со всеми ведём ежедневно. Обрисовали ему свою позицию, сказали, что это плей-офф. Он правильно отреагировал.

— Хультстрём уже подписался в Швеции, остальные ничего не говорили, оставляют ли дверь открытой?
— У Лайпсика и Карри есть контракты, надеемся, что всё будет нормально и они приедут.

— Говорят, «Металлург» давно хочет заполучить Корбана Найта, тем более сейчас у него закончился контракт с «Авангардом». Это так?
— Мне Найт нравится и как игрок, лидер, и как человек. Остальное комментировать не буду.

— Яковлев подписал долгосрочный контракт, хотя были слухи о его уходе, называли «Ак Барс». Понадобилось ли уговаривать капитана?
— Не понадобилось, он – наш капитан, уважаемый человек и игрок в Магнитогорске, лицо команды.

Егор Яковлев

Фото: metallurg.ru

— Согласны, что Егор нашёл своё место – родной клуб, вернулся сюда уже зрелым, состоявшимся хоккеистом, лидером, обрёл себя?
— Егор молодец. Я с ним работал ещё в Ярославле после трагедии. Он уже тогда был интересным защитником, но молодым. Надо было расти, добавлять в зрелости, солидности. Задатки в нём тогда уже были, но он ещё был зелёным. Надо было набить шишек. Сейчас у него за плечами победы на Олимпиаде, чемпионате мира, в Кубке Гагарина. Тогда он был юным талантливым парнем, а сейчас он является опорой, главным клубообразующим игроком.

— Ожидали, что Неколенко так сильно себя проявит в плей-офф?
— Я с Архипом работаю уже третий год, до этого он работал с моим отцом. Неколенко – честный парень, который работает над собой и добавляет. Молодец, что так сыграл.

— Кто ещё из молодёжи впечатлил своим прогрессом?
— Молодёжь – это Юров, а ребята 1998, 1997 года – уже хороший хоккейный возраст. Как в Советском Союзе говорили – если в 23 года не заиграл, уже надо выгонять. Посмотрим, справится ли Юров в следующем году с высотой. Разговаривал с ним, объяснил, над чем ему надо работать. До этого времени он собирал свой опыт, а в следующем сезоне мы ждём от него взрослой игры. Мы дадим ему больше, если он возьмёт это – слава богу. Нет – извините.

— Зернов, Коробкин продлили контракты, Дронову и Голдобину сделали предложения. Есть уже понимание, кто точно уйдёт?
— Пока говорить рано. Мы хотим оставить большую часть команды, идут переговоры. В этом году у нас сложился тёплый дружеский коллектив, не думаю, что ребята сейчас сразу побегут в другие клубы. Хультстрём и Олкинуора ушли, дальше будем смотреть.

— Вратарский вопрос будет решаться после того, как определится Кошечкин?
— Работаем над вратарским вопросом. Кого-то надо брать в любом случае, а первого номера или второго — будет зависеть от Васи.

— Будут изменения тренерского штаба? Сергей Ласьков говорил, что его надо увеличивать.
— Мы действительно были единственной командой, у которой на лавке стояли только три человека. Ищем людей, работаем над этим вопросом. Главное, чтобы люди были интересными и что-то добавляли в тренерский штаб.

— За что отвечал Марк Френч?
— За большинство и атаку, плюс мы многие моменты с ним обсуждали. Потом он в силу обстоятельств стал отвечать и за защитников.

— Мохорич уже подписал новый контракт, а Френч готов продолжить работу?
— Дайте ему время, он только к семье вернулся, которую почти не видел весь год. Обговорит всё с родными и примет решение.

Марк Френч

Фото: Павел Табарчук, photo.khl.ru

«В такой хоккей играть сложнее, но я считаю, за ним будущее»

— Вы ещё перед сезоном говорили про игру, про маленьких нападающих. Как думаете, другие клубы могут подхватить этот стиль?
— Если другие расценят это как положительный шаг и рискнут, то мне будет приятно. Хотя такой хоккей сложнее, в другой хоккей играть проще. Но я считаю, что за этим хоккеем будущее, иначе мы бы по-другому строили команду. Есть же статистика в НХЛ, что в последние два года в плей-офф попадает всё больше атакующих команд.

— И на другом полюсе — Олимпиада в Пекине.
— Многое зависит от правил. Мне не понравилось то, что я увидел в Пекине. Захваты и зацепы, к тому же на маленьких площадках, отсюда и такой хоккей. КХЛ совершенно правильно сделала, что убрала это. Насколько я знаю, у лиги есть и другие хорошие идеи, чтобы повысить результативность и зрителю было интереснее смотреть.

— То есть олимпийский хоккей был не от хорошей жизни?
— Как я видел, там было больше зацепов и захватов, которые пропускались судьями.

— Вы сказали, что «Металлург» и в следующем сезоне будет играть в хоккей. А что надо подкрутить, чтобы эта команда взяла Кубок?
— Для начала мы получили опыт. А что до Кубка, то есть же и другие команды, которые тоже готовятся. Здесь не почта, где сегодня отправил письмо, а завтра оно пришло. Некоторые моменты нам надо усилить – игру на «точке», добиться большего баланса, другие вещи. Работаем над этим, в том числе по подбору игроков.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двадцать + двенадцать =